FAQ

Строго говоря, это не FAQ, то есть ответы на частые вопросы — нам их никто не задавал конкретно в такой формулировке. Кое-что из изложенного здесь действительно перекликается с распространёнными претензиями к регионализму или заблуждениями о нём, кое-что просто объясняет часто упоминающиеся в регионалистской риторике понятия. Повод для высказывания неважен, лишь бы оно добавляло ясности.

Вы можете прислать свои мысли на эти или другие темы, мы будем рады опубликовать удачные варианты.

 

Что вообще такое "регионализм"?

Всего лишь ряд перенесённых на политическую плоскость следствий из крайне простого принципа: вы хозяин у себя дома. Сосед из дома напротив не вправе указывать вам, в какой цвет следует красить ваш потолок, как назвать вашего кота и на что тратить ваши деньги. Тем более не вправе делать это житель дома с другого конца города, мимо вас в лучше случае проезжающий на трамвае. Дом принадлежит тем, кто живёт в нём, содержит его, несёт за него ответственность, имеет общее с ним будущее.

Если же отвлечься от метафор и аналогий, то основные принципы регионализма перечислены во второй половине специального раздела. Конечно, разные движения могут иначе выражать эти принципы или дополнять чем-то обусловленным местной спецификой, но авторам неизвестны регионалисты, не согласные с ними.

 

А что такое "регион"?

Непростой вопрос, на который у авторов пока нет простого ответа. Можно сказать, что регион — относительно компактная территория с обилием замкнутых друг на друга экономических, транспортных и культурных связей. Конечно, в большинстве случаев неизбежны споры насчёт "насколько компактная" и "насколько замкнутых", но эти вопросы каждому региону придётся решать самостоятельно.

Также зачастую, говоря о регионе, мы на самом деле имеем в виду его население. Стоит учитывать это, не впадая в заблуждение, будто регионалисты думают не о людях, а о территории, приписывая ей интересы и права.

 

Вы разваливаете страну!

Это обвинение, причём в большинстве случаев с каноничным упоминанием Развала Страны, повторяется столь часто, что его нельзя не прокомментировать. Задача, однако, непроста, поскольку очень сложно понять, что конкретно вменяется в вину регионалистам.

Может быть, коварные сепаратистские поползновения? Ну так регионализм и сепаратизм — разные вещи. Для регионалиста не является сверхценностью территориальная целостность государства, включающего в себя регион, но и суверенитет тоже не самоцель. Выбор "шашечки или ехать" мы делаем в пользу второго варианта: если государство, включающее регион, не посягает на права и ресурсы его жителей — можно обойтись без суверенитета, с некоторым даже облегчением (в первую очередь для бюджета) делегировав столице лишь ряд необязательных на региональном уровне полномочий типа внешней политики, военных вопросов и т. п. Если же включающее государство излишне централизовано, относится к регионам как к колониям, норовит залезть в чужой карман, навязать присланных, работающих в её интересах начальников, задавить региональную идентичность, пытаясь упихать её в в прокрустово ложе "единой культуры", "единого народа" и прочими подобными способами раздражает граждан региона, считающих свою землю своей, а не общей — разумеется, на этой земле будут крепнуть сепаратистские настроения, но это будет следствием имперского подхода и его же виной, регионализм здесь совершенно ни при чём. Даже наоборот: регионализм предлагает государственное устройство, позволяющее избежать подобных конфликтов.

Может быть, имеется в виду какое-то возможное обособление, шлагбаумы, заборы и визы? Напрасно. Нет никаких причин закрывать двери перед соседями, с которыми вас связывают давние хорошие отношения. А если отношения плохие, то проблема в соседе либо в вас, но в любом случае не в двери, которую вы, вообще-то, имеете полное право закрыть перед теми, кого не желаете видеть у себя дома — это ведь ваш дом. На территории РФ есть лишь несколько регионов, население которых не вызывает особых симпатий под другую сторону региональных границ (в рамках обсуждаемой темы неважно, насколько это обоснованно), но это, в общем, компактное исключение. Карелии нечего делить с Ингрией, Сибири с Дальним Востоком, и отгораживаться друг от друга им незачем. Причём завершить этот абзац я могу так же, как и предыдущий: регионализм предполагает полную противоположность тому, в чём его нередко обвиняют недальновидные критики. Децентрализация и повышение самостоятельности регионов обеспечит укрепление их взаимосвязей, поскольку прямая связь всегда дешевле и проще, чем опосредованная, через далёкий "центр".

Может быть, имеется в виду утрата законодательного единства? Это уже ближе к истине, но почему о такого рода единстве говорится с благоговейным придыханием, как о чём-то необходимом и само собой разумеющемся? Чем больше государство, тем больше различий между регионами — и это хорошо, поскольку ни экономический, ни культурный обмен невозможны без некоторой разницы потенциалов. Но чем разница больше, тем менее возможно упихать её в рамки одинаковых правил, написанных собранными в одном месте людьми, не сильно интересующимися происходящим за пределами этого одного места. Российская "Федерация" расположена на нескольких часовых поясах, в нескольких климатических зонах и на двух континентах, так как можно всерьёз рассчитывать, что миллионы людей на всей этой огромной территории могут достойно жить по одинаковым правилам, по одинаковым политической, экономической, культурной моделям, выданным им Москвой? Не лучше ли вернуть людям возможность устраивать свою жизнь сообразно местной специфике, понятной им лучше, чем кому-то живущиему за тысячи километров? Чем меньше проблем в жизни региона вызвано необходимостью учитывать неактуальные или просто абсурдные для него правила, оглядываться на далёких от него людей, тем меньше между регионами (в том числе регионом столичным) конфликтов, тем крепче между ними связи, не отягощённые раздражением. То есть, как и в предыдущих вариантах, регионализм предлагает не "развал", а единение через многообразие.

В общем, ни в какой Развалстраны регионализм не выльется. Что подтверждается опытом государств с сильнейшими регионалистскими традициями: взглянув на США или, например, Швейцарскую Конфедерацию, можно заметить отсутствие видимых центробежных тенденций. Если человеку не мешать жить своим умом у себя дома, ему незачем будет скандалить с соседями.

 

И на что мы с предполагаемой самостоятельностью жить будем?

Подобные вопросы, по опыту, зачастую подразумевают отсутствие на территории региона, о котором идёт речь, полезных ископаемых с очевидной широкой публике рентабельностью. Самое банальное — нефти и газа. Такой образ мысли понятен, когда демонстрируется жителеми современной Российской "Федерации", но... Оглянитесь. Среди стран первого мира полно тех, кто вовсе не славится нефтяными запасами. Наличие полезных ископаемых может поспособствовать росту экономики, но отнюдь не обязательное его условие. Ваш регион может иметь потенциал промышленный, туристический, рекреационный, транспортный или ещё какого-нибудь характера — это ваша земля, вам видней, чем она может жить.

Как бы то ни было, самостоятельность — обязательное условие развития. У региона не будет возможности развиваться, если доходы его экономики изымаются и отдаются другим регионам. У региона не будет стимула развиваться, если его экономика гальванизируется деньгами, отнятыми у других регионов. Экономическая самостоятельность необходима для прогресса.

 

В регионалистской риторике часто поминаются "империя", "имперство" и т. п., хотя в мире уже не осталось империй. Что имеется в виду?

Слово "империя" русскоязычными регионалистами используется не совсем в словарном смысле, а для описания государственного устройства, предполагающего централизацию, концентрацию власти в одном месте, замыкание на него всех внутригосударственных связей, контроль жизни нестоличных регионов даже на тех уровнях и в тех вопросах, где это откровенно неэффективно.

Имперская столица пытается говорить от лица всего государства, затеняя регионы, отказывая им в субъектности, подавляет развитие региональных культурных брендов, подменяя живое разнообразие искусственным "культурным единством" (частое и восторженное употребление слов, однокоренных "единству", кстати, отлично маркирует носителей имперского мировосприятия); порождает замкнутый круг "деградация региональной экономики → отток инициативных людей в столицу → ещё большая деградация региональной экономики"; внушает населению регионов комплекс провинциала, поощряя пренебрежительное отношение к своей земле, которая тьфу, а вот столица это дааа.

Само по себе наличие столицы, конечно, не характеризует государство как империю — столица есть в любом государстве, федеративном или унитарным. Империя предполагает чрезмерную централизацию, раздувание значимости центра в ущерб регионам.

Думаю, в этом описании несложно узнать в первую очередь Российскую "Федерацию", федеративность которой заключается исключительно в названии...

 

Столица то, столица сё. За что вы так Москву не любите?

Действительно, в словах российских регионалистов постоянно присутствует критика Москвы. Однако в большинстве случаев имеется в виду не собственно город, а ассоциируемое с ним средоточие имперской политики. Конечно, город имеет крепчайшие связи со своей столичной функцией, но всё-таки не совпадает с ней. Более того, в самой Москве существуют проекты региональной идентичности (проекты Московской Республики, Залесской Руси), сторонники которых считают, что их городу, а также культурно и экономически связанной с ним земле будет гораздо легче жить и развиваться как самостоятельному субъекту, руководствующемуся своими интересами, а не в качестве олицетворения державного пафоса с его неприглядными последствиями типа перенаселения, бесконтрольной застройки, сумасшедших цен и ощущающемого со стороны прочих регионов раздражения. Избавиться этих проблем не удастся, пока Москва остаётся заложницей своей роли имперской столицы.